В девяностых годах, сразу после окончания педагогического факультета, я попала, по распределению, в одну из Киевских школ. Школа была хорошая, к тому же, огромных размеров, незнающим заблудиться можно было в два счета. Одних лестниц восемь штук. Коллектив насчитывал больше сотни учителей, завучей семь человек, поскольку учащихся была масса, на одном потоке около девяти параллельных классов. Завучи были все как на подбор, сбитые, статные женщины, с пышными прическами и непонятным возрастом, который на глаз не определишь.

Так вот, в одно прекрасное утро, захожу я в школу, сопровождаемая живущими по соседству учениками. Поднимаемся по лестнице на один пролет, и наблюдаем на ярко-синей стене надпись, изображенную яркими жирными буквами белого цвета: «Тра*ните завуча!». Никого из начальства на местах не было, поэтому, надпись на стене красовалась часов до одиннадцати. С приходом первого завуча и директора, поднялась паника, на перемене был созван срочный педсовет, и весь народ стянулся в актовый зал.

На сцене расположилась элита школы – директор и семь завучей, а мы, обычные смертные, расселись по залу. На сцене происходит бедлам, крики о том, как обнищала нынешняя молодежь на тему культурных ценностей и нравственности… Завучи и директор по очереди выхватывают микрофон и толкают пламенные речи.

Выяснять решили сразу два вопроса, кого наказать за содеянное, и кто виноват. Виноватых так и не нашли, поскольку надпись была сделана с утра, а по той, дальней, лестнице, никто из учителей не проходил, иначе, бесстыдство сразу бы стерли.

Подняли второй вопрос, кого наказывать будем? Директор, переполненный возмущением, кричит в микрофон так, что слышно на всю округу, в радиусе 200 метров от школы, а народ в зале развлекается по полной. После доброго разогрева, директор начинает вовлекать в активное участие учителей. И, обращаясь к физику, вопрошает: «А Вы, уважаемый Архип Архипович, что думаете о данном поступке?». Физик задумчиво отвечает: «Я вот до сих пор сижу и думаю, а какого завуча конкретно имели ввиду эти бесстыдники?».

Директор не находит что ответить, трясясь от ярости. Видя эту ситуацию, трудовик начинает «акцию спасения физика», поднимается и говорит директору: «Да не расстраивайтесь Вы так сильно, Михаил Георгиевич! Может, это вообще, сами завучи написали!». Зал рухнул, педсовет уже не нуждался в продолжении.

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ: