Самым экзотическим преподавателем нашего университета считался (хотя, почему считался, надеюсь, он по сей день в полном здравии) профессор Арнольд Всеволодович Шульц.

adam-milo

Истинный ариец, вернее, самый что ни наесть чистокровный представитель Баварии, который в пятидесятых годах, будучи участником фестиваля, вдруг самым необъяснимым образом был настолько очарован нашей златоглавой столицей, что решил здесь поселиться навеки.

Хотя, не будем юлить, больше очаровала его красавица москвичка, влюбившись в которую, он лишился, видимо, здравого ума.

Так что, с начала шестидесятых, ломаным русским языком читал курс лекции по теории машин и механизмов на кафедре нашего прославленного университета.

Лекции наполнились каким-то особенным шармом аристократизма, когда под сводами аудитории звучала его зычная, с неистребимым арийским акцентом речь, а царственная осанка и огненный взор действовали на всю студенческую братию просто завораживающе.

Пришло время защиты дипломов. Собралась комиссия, заняла почетные места в аудитории. Приглашают двух студентов. Мы, люди интеллигентные, поэтому, место уступаем дамам.

Первой пошла зубрилка в свитерке, темной юбочке до колен и с хвостиком на затылке. Что и следовало ожидать, отстрелялась без запинки и покинула место боя.

Чтобы дочитать статью до конца, перейдите на вторую страницу ниже

Сделав небольшой перерыв, на арену вышла другая защитница. Юбочка, если то, что на ней было можно так назвать, еле прикрывает место, на котором сидят, копна белокурых волос длиннее юбки, каблуки – как сверло отбойного молотка, мейкап, — одним словом, думаю, что вам все понятно. Милое создание, по-детски моргая и постреливая глазками, прохаживается у доски, периодически тыча в нее указкой и вполне четко излагает материал дипломной работы.

Вдруг тишину разрывает зычный голос:
— Нефертити!

Девушка была явно польщена таким замечанием в свою сторону и, чтобы усилить впечатление, излагая тему диплома, принялась прохаживаться, плавно раскачивая бедрами и повиливая талией.
— Ах, Нефертити!!! – вновь всколыхнуло воздух.

Нам почудилось, что бедная выпускница в знак благодарности за такое внимание к ее персоне присядет в книксене, но, ее явно смутила короткая юбочка…

— Николаева!!! – подскочил с горящими глазами профессор Шульц. – Я фас умоляю! Пошалюйста, не фертите так бедрами! Фы не даете фсем сосредоточиться на фажной цели нашего собрания!
Потом, промокнув вспотевшую лысину платком, царственно опустился на свое место.

Поделись этой интересной статьей с друзьями, пусть они тоже будут в курсе!